Психологическая травма детства: этапы работы с детской травмой

Алан-э-Дейл       10.09.2022 г.

Оглавление

История Джона

Вот история одного такого пациента, рассказанная Питером Левином. Джон упал в детстве со своего велосипедика: не справился с управлением и врезался в дерево. На мгновение он потерял ориентировку в пространстве. Тут же подбежала мать, подхватила его, успокоила и снова посадила на велосипед, сказав: «Молодец, что не ревешь!» Никто из взрослых тогда не понял, как сильно Джон испугался.

Происшествие тут же забылось. Но вот однажды, спустя годы, Джонни ехал с женой и детьми в автомобиле. Увидев приближающуюся машину, он отклонился, чтобы не столкнуться с ней, и замер в ступоре. К счастью, другой водитель удачно сманеврировал, и катастрофы удалось избежать. Через несколько дней, утром, когда Джон ехал на работу, у него бешено заколотилось сердце, ладони сделались липкими. Ему очень хотелось остановить машину и убежать от нее подальше, но он брал себя в руки, успокаивал («Я же не сумасшедший!»), и постепенно его состояние пришло в норму. Однако смутное, навязчивое, неприятное чувство не оставляло его весь день. Возвратился он домой в тот вечер без происшествий, и чувство опасности ушло.

На другое утро Джон нарочно выехал из дома пораньше, пока на дороге было свободнее, а после работы вечером нарочно задержался, обсуждая дела с коллегами. Вернулся домой не в духе, поссорился с женой и наорал на детей. Лег рано, посреди ночи проснулся в поту – ему приснилось, что машина потеряла управление. Остаток ночи промучился…

В данном случае, как и во всех остальных, спусковым крючком, приводящим в действие отложенную реакцию на травму, служит незаметное и, на первый взгляд, не очень значительное событие.

Получил ли ребенок травму?

Мы читаем у Питера Левина, что любое необычное для данного ребенка поведение вскоре после опасного эпизода может говорить о том, что ребенок травмирован. К таким проявлениям психической травмы могут быть отнесены гневные вспышки, неконтролируемые приступы ярости, гиперактивности, страхи, повторяющиеся ночные кошмары, метания во сне, ночное недержание мочи, невнимательность на уроках, забывчивость, избегание людей и, наоборот, навязчивость, всяческие боли неизвестного происхождения, застенчивость, агрессивность…

Какими могут быть последствия травмы?

В большинстве случаев, как уже говорилось, падения младенцев заканчиваются благополучно и никак не отражаются на развитии ребенка. В 15% случаев развивается церебрастенический синдром, когда ребенок часто капризничает, быстро устает, плохо прибавляет в весе и росте. Это состояние, без лечения, может продолжаться несколько месяцев, и, зачастую, вызывает задержку в развитии.

Такие тяжелые заболевания как посттравматическая эпилепсия, умственная отсталость, церебральный паралич формируются в результате травмы мозга, примерно, в 1,5% случаев. Все пациенты, имеющие такой диагноз, приравниваются к инвалидам, им необходимо комплексное реабилитационное лечение и наблюдение специалистами многие годы, но, даже используя самые современные методы лечения, полностью избавиться от дефекта не удается.

Чтобы избежать неприятных последствий, не теряйте бдительности, особенно, если возраст Вашего ребенка приближается к 3 месяцам.

Как помочь детям?

Необходимо давать ясные ответы на вопросы ребенка. Сообщения должны быть открытыми и честно передавать информацию ребенку, особенно в отношении того, что произошло, что происходит и что произойдет. Разумеется, объяснения должны учитывать возраст ребенка.

Родители являются наиболее подходящим человеком для информирования и подготовки ребенка. Если это невозможно, то это должен сделать человек которому ребенок хорошо доверяет. Должно быть, достаточно времени для разговоров. Взрослый должен прислушиваться к вопросам ребенка и отвечать искренностью, принимать и уважать эмоции ребенка.

Дети реагируют по-разному, некоторые скорбят или протестуют, другие отрицают реальность, а кто-то проявляет апатию и ведет себя так, как будто не слышал, что только что объяснили, но они должны иметь возможность возобновить тему своими вопросами и получить честные ответы.

Важно иногда использовать поддержку психотерапевта или психолога, особенно если люди, с которыми живет ребенок, не могут помочь. Терапевтическое вмешательство обычно имеет короткий или средний срок и важно не только для решения посттравматической эмоциональной проблемы, но и для предотвращения будущих трудностей. Игорь Фомичев, клинический психолог,

Игорь Фомичев, клинический психолог,

эксперт в «Центр специальных исследований и экспертиз».

т. 8-925-855-13-75

Как возникает психическая травма?

Мозг человека содержит очень древние структуры, которые Питер Левин называет «мозгом рептилий» (ящериц, крокодилов и других пресмыкающихся). Это такие структуры, которые в процессе эволюции появились у всех плавающих, летающих и ползающих позвоночных тварей.

Мозг такого уровня способен выдать мгновенную реакцию, которая защищает организм от опасностей, угрожающих жизни животного. В дикой природе опасности встречаются на каждом шагу, и животные благополучно спасаются – реагируют на них бегством, для чего весь организм мобилизуется.

У людей мозг устроен гораздо сложнее, он содержит, кроме древних структур, относительно новые, благодаря которым возможны речь и решение сложных творческих задач. Однако, поразительным образом мгновенные простейшие реакции, присущие животным в угрожающей ситуации, у человека могут не сформироваться. Поэтому, если животные мгновенно реагируют на опасность, то человек – не всегда. Будет ли он травмирован при встрече с угрозой – в огромной степени зависит от индивидуальной способности человека реагировать в этих ситуациях.

Когда животное (будь то лев, собака, косуля, лошадь, птица или ящерица) сталкивается с опасностью, его мозг тут же вырабатывает необычайное количество энергии – сродни выбросу адреналина. Это, в свою очередь, вызывает быстрое сердцебиение и другие телесные изменения – чтобы организм смог защитить себя. Так он полностью мобилизуется на борьбу с угрожающими его жизни обстоятельствами.

Неизрасходованная энергия просто так, сама собой не исчезает: на ее основе формируется травматическая реакция. Таким образом, чем меньше энергетических ресурсов израсходовано в опасной ситуации, тем больше их остается и тем более вероятно, что в будущем разовьются травматические симптомы. Такова теория Питера Левина. А вот блестящая иллюстрация из нашей жизни.

Опасная встреча в лифте

Одна мать восьмилетнего мальчика вспоминает: «Когда я была маленькой, за мной погнался пьяный дядька, я удирала от него во все лопатки, не оглядываясь, до самого дома, потом еле отдышалась. Этот случай я забыла, и мне его напомнила моя мама.

И вот с моим сыном произошла похожая история. Он оказался в лифте с пьяным мужчиной, которого очень испугался. У моего сына после этого случая началось ночное недержание мочи, он видел страшные сны и кричал по ночам, появились и другие симптомы».

Этот мальчик не имел возможности отреагировать накопившуюся в мгновение опасности энергию, и она превратилась в энергию травмы – не то, что было у его матери в детстве, которая тут же отреагировала на опасность активным физическим действием – бегством.

Короче говоря, из угрожающей ситуации есть нетравматический выход: он зависит от способности индивида тут же израсходовать выработавшуюся в мгновение опасности энергию. Благодаря этому нервная система может вернуться на исходный уровень функционирования. Понятно, почему даже опасные для жизни человека ситуации могут не стать травматичными для него, если он сможет на них отреагировать естественным и эффективным образом.

Не навреди!

He только развод и смерть родителей, падение с высоты, страх собаки, незнакомого человека, но и хирургическая операция, тяжелая болезнь (в частности, сопровождающаяся высокой температурой, тошнотой) и обычные медицинские процедуры могут вызвать травму. Это зависит от того, КАК ребенок происшествие переживает.

Из травмирующих событий медицинские процедуры встречаются, по мнению Питера Левина, наиболее часто. Они усиливают страх и без того напуганного ребенка. Это, например, манипуляции при недостаточном обезболивании, при постановке клизмы или даже градусника. Градусник в англоязычных странах держат во рту. Но при очень высокой температуре и наши дети иногда очень пугаются холодного градусника (и фонендоскопа) и плачут

Большую часть этих травм можно предотвратить, если родители находятся рядом, подбадривают ребенка и объясняют ему происходящее, не кричат на него и сами не боятся (что очень важно!), или же откладывают процедуру до того момента, пока ребенок не успокоится

Ушел в себя. Вернусь не скоро

  • Проблема: потеря контакта с окружающим миром.

  • Как формируется: воспитание криком, унизительные смыслы слов.

  • Последствия: плохая социальная адаптация. Неспособность реализовать себя. Неспособность к обучению.

Есть дети, рожденные с огромным интеллектуальным потенциалом. Как правило, они тихие и задумчивые, любят побыть в тишине, поразмышлять. От условий, в которых воспитываются такие дети, зависит, какими они придут во взрослую жизнь — людьми с мощным интеллектом или социальными неадаптантами.

Ор и визги губительно действуют даже на взрослых людей (у каждого есть в запасниках памяти история, когда громкий крик парализует, заставляет цепенеть), а такого ребенка он может полностью остановить в развитии.

Если на ребенка постоянно орет мама, которая, напротив, должна создавать ему чувство безопасности и комфорта, он испытывает стресс. Крики и даже шепот с оскорбительными, обесценивающими смыслами иногда могут причинять боль сильнее физической. Как защищает себя психика в этом случае? Ребенок отгораживается от внешнего, перестает реагировать на слова, замирает, теряет связь с происходящим, уходит в себя.

Громкие звуки — это огромный дискомфорт для такого ребенка

Это не дает образовываться нейронным связям, и маленький человек постепенно теряет способность думать и осмысливать происходящее, учится все хуже, не может сконцентрировать внимание. Внешний мир нравится ему все меньше и меньше, он буквально не хочет слышать то, что происходит снаружи

В какой-то момент он может так и остаться там, где ему относительно комфортно, — в своем внутреннем мире.

Последствия воспитания криками катастрофичны — неспособность к обучению, аутизм, шизофрения, депрессия.

Что делать если ребенок упал?

Постараться не паниковать, взять ребенка на руки, успокоить, вызвать бригаду скорой помощи.

По стандартам оказания неотложной помощи, каждый ребенок с травмой головы должен быть госпитализирован. Обычно это происходит так: машина скорой помощи доставляет малыша вместе с мамой в приемный покой специализированной больницы, где дежурный нейрохирург осматривает ребенка, проводит ультразвуковое исследование мозга, рентгенографию костей черепа. Если состояние малыша не вызывает опасений и при обследовании не выявлено ничего плохого, маму с ребенком могут отпустить домой под наблюдение невролога по месту жительства.

Если при осмотре малыш непрерывно плачет, или, наоборот, вялый, или есть слабость в ручке или ножке и малыш не может ими двигать, или была повторная рвота, или выявлены изменения при ультразвуковом исследовании и на рентгенограмме, тогда ребенок остается в больнице и получает лечение в соответствии со степенью черепно-мозговой травмы.

В лечении используются лекарственные препараты, уменьшающие отек ткани мозга, улучшающие кровоток и обменные процессы в нервной ткани.

Грозным осложнением черепно-мозговой травмы может стать внутримозговая гематома, когда кровь из поврежденных сосудов изливается в полость черепа, что неизбежно приводит к сдавлению мозга. В такой ситуации требуется срочная операция для удаления гематомы.

Когда состояние ребенка становится стабильным, его выписывают домой под наблюдение врача-невролога.

«Пугают, что отправят в детский дом»

«Случай Лены — классический, — говорит Анна Левченко, руководитель Мониторингового центра по выявлению опасного и запрещённого законодательством контента. — Такое встречается в тех семьях, где нет доверительных отношений между матерью и ребёнком. Мать не верит дочери (как правило, речь идёт именно о девочках) до последнего. Бывает, что матери закрывают на это глаза ради мужчины, ради сохранения отношений. При этом девочки почему-то чувствуют себя ответственными за брак родителей и боятся разрушить семью, рассказав про домогательства со стороны отца или отчима. Поэтому, как правило, в семье такие дети поддержки не находят».

«Это реальные случаи. Например, так было год назад в Москве, — продолжает Анна. — Директор школы обратилась в правоохранительные органы, но мать запугала дочь до такой степени, что девочка тут же изменила показания, сказала, что ничего не было. Девочке на тот момент исполнилось 16 лет. Насиловал её отчим с восьми лет. Почему она решила обо всём рассказать? Её родной сестре тоже исполнилось восемь, она заметила, что отчим стал приставать и к младшей. То есть себя защитить она не смогла — хотела помочь хотя бы сестре. Мать в ярости бросилась на неё, на учителей, на директора. Я при этом присутствовала, видела своими глазами. Люди из Следственного комитета и с Петровки (ГУ МВД по Москве. — RT), которые занимаются такими случаями, пообщавшись с девочкой, в один голос сказали, что на 99% уверены: она не врёт. Но ничего сделать не могли, потому что девочка меняла показания. В итоге всё-таки дело дошло до задержания. Мать до последнего защищала педофила-сожителя».

«Иногда школьные психологи или учителя начинают пугать тем, что ребёнка изымут из семьи и отправят в детский дом, — говорит Левченко. — У нас был случай, когда 15-летняя девочка рассказала учительнице о домашнем насилии. На что та ей ответила: «Ты самая обеспеченная в классе, тебе все завидуют, а что случится, если папу отправят в тюрьму, а маму лишат родительских прав?» В итоге девочка продала всех своих дорогих кукол, собрала около 15 тыс. рублей и убежала к бабушке в Барнаул, живёт теперь у неё».

По мнению Анны Левченко, необходимо открывать центры для жертв сексуального насилия, где ребёнок или подросток может пройти курс реабилитации с помощью медиков и психологов. Сейчас таких центров очень мало.

«Необходимы беседы в школах о личных телесных границах, о том, что такие действия со стороны взрослых ненормальны, — считает Левченко. — Дети, в отношении которых совершается сексуальное насилие с раннего возраста, просто не знают, что такое норма, они могут не осознавать, что они жертвы. Также нужно объяснять, что есть бесплатная юридическая и психологическая помощь».

Робин Бобин Барабек скушал…

  • Проблема: неспособность получать удовольствие от жизни.

  • Как формируется: насильственное кормление.

  • Последствия: уныние, апатия, неумение принимать помощь, подарки, любые блага от жизни и других людей.

Насильственное кормление не принято считать детской травмой в психологии. Часто вообще на насильное запихивание еды в детстве не обращают особого внимания — подумаешь, засунули супа в два раза больше, чем может вместить детский желудок. Мама и бабушка просто хотят накормить свое чадо. Исключительно из благих намерений, которыми… дальше вы знаете.

А между тем пичканье ненавистным вареным луком в детстве и взрослое состояние «Ничего не хочу, ничего не радует» напрямую связаны между собой. Заталкивание ненавистной манной каши с комочками и неумение получать кайф от жизни — это звенья одной цепи.

Последствия насильственного кормления очень серьезны и проходят через всю жизнь, мешая нам стать счастливыми.

Еда — одно из древнейших видов удовольствия и призвана дарить наслаждение.

Итак, что происходит с ребенком, когда мама запихивает в него еду? При этом неважно, по какой причине ребенок не хочет есть — он просто не голоден или вид и вкус вареного лука вызывает в нем глубокое, до слез, омерзение. Детская психика приспосабливается и в этом случае: она решает, что получать — это больно и противно

И решает больше не получать. Никогда и ничего.

И то, что призвано быть самым первым наслаждением от получения, — пища — становится для ребенка ядом. У человека искажается навык получения. А со временем это ведет к невозможности получать удовольствие и радость от жизни в целом.

Вокруг такого человека все пресно, серо, невкусно. Невкусно жить. Человек и сам не осознает, что же с ним не так — внешне ведь все может быть вполне благополучно. А это вовсю работает «получение наоборот», — вместо радости получения возникает дискомфорт, непринятие, отторжение.

Неспособность получать радость от парных отношений, удовольствие от работы, от хорошей погоды за окном, наконец. Мир дает мне радость? Не возьму, не-е-е, получать — плохо, я точно знаю. А со временем желание к жизни может угаснуть совсем. Ничего больше не хочется. Запоздалый привет от молочных пенок.

Это лишь некоторые из возможных детских травм. Страхи, обиды, прокрастинация и многое другое — это то, что имеет корни в нашей психике.

Опасность детских психологических травм в том, что они не рассосутся сами по себе. Тем более что часть из них мы не осознаем, а часть не помним, потому что наша заботливая психика выдавила их из памяти и убрала на задворки, в подсознание. Откуда они продолжают работать, гоняя нас по безумному замкнутому кругу повторяющихся сценариев. Меняются декорации, иногда действующие лица. Но безумный спектакль остается неизменным. И время, увы, ничего не лечит.

Фантазии и мысли детей.

Независимо от непосредственного участия в мероприятии, дети осознают и чувствуют, когда происходит что-то серьезное. Если вы молчали или расплывчаты по поводу события, вы оставляете ребенка наедине со своими мыслями, с его воображением, с его вопросами без ответов и со всей неопределенностью, которую это создает. Если информация не указана, мы оставляем ребенка к его фантазиям, которые обычно хуже реальности.

Отрицательные фантазии могут вызывать чувство тревоги и ужаса, впоследствии проявляются как физическая или психическая уязвимость.

Дети, пережившие травматические события, в будущем могут столкнуться со многими проблемами. Они могут начинаться от короткой спонтанной реакции, выраженной в виде стресса к более сложному синдрому, определяемому как комплексное посттравматическое расстройство.

Детская психологическая травма

Психические последствия травмы полученной ребенком в раннем детстве, могут быть отсрочены во времени. Полученный травматический опыт в детстве, может остаться заблокированным в нашем бессознательном. И спустя годы уже в более взрослом возрасте человек может испытывать трудности в межличностном общении, также выражение травмы может выражаться в виде страхов и фобий, в том числе и в поведении субъекта в различных ситуациях.

С помощью психотерапии, например ДПДГ (Десенсибилизация и переработка движениями глаз) можно переработать хранящуюся нефункциональную травмирующую информацию. Отрицательные и травматические переживания, пережитые в детстве, которые стали основным источником дискомфорта.

Любой опыт, полученный в детстве, к примеру, когда ребенок испытывал угнетение, страх или боль, вместе с чувством бессилия, то это можно считать травмой ребенка. В результате полученная детская психологическая травма может нанести ребенку серьезный ущерб психики. Дети очень эмоциональны, и их уровень опыта не такой большой, как у взрослых, чтобы они могли дать адекватный взгляд на жизнь и на себя. Они, как правило, доверяют взрослым, особенно родителям, которые имеют большой авторитет в их глазах.

Раз, два, три, четыре, пять… Боль, иду тебя искать!

  • Проблема: мазохистский сценарий жизни, сценарий на неудачу.

  • Как формируется: битьем. Шлепки по попе, подзатыльники — сюда же. Обзывания, ругань и оскорбления.

  • Последствия: неправильный выбор партнеров, социальный крах, постоянные неудачи по жизни, неспособность зарабатывать.

Когда ребенка бьют, особенно если бьет самый важный в его жизни на данный момент человек — мама, его психика отчаянно ищет спасения. У детей с определенными свойствами она находит его в адаптации к боли.

В ответ на физическую боль нейроны головного мозга вырабатывают природные обезболивающие вещества — эндорфины, естественные опиаты. Под действием регулярного битья у ребенка формируется мазохистский сценарий, то есть получение удовольствия от боли. Этот сценарий негативно влияет на всю последующую жизнь.

Ребенок переучивается и начинает получать скрытое удовольствие от физической боли или морального унижения, а не от достижения чего-либо. И уже во взрослой жизни он бессознательно продолжает искать источник своего «неправильного удовольствия».

Женщины притягивают мужей-абьюзеров — партнеров с определенными наклонностями, ведь подсознанию необходимо для удовольствия получать порцию боли, неважно как — словами или даже физическую. Выбор партнера очевиден, не правда ли? Причем женщина будет выбирать «не тех» снова и снова, потому что они на самом деле как раз те-кто-ей-нужен

Мужчины испытывают неудачи в профессии, не способны зарабатывать.

Если на работе все идет хорошо, я сам устрою себе мою маленькую боль: стану регулярно опаздывать или работать спустя рукава, — должна же быть у руководства причина для ругани. А иначе как мне удовольствие получать?

По-другому говоря, битые в детстве люди бессознательно будут создавать себе неудачные жизненные ситуации, ища свое вывернутое наизнанку удовольствие. Про таких в народе говорят: не везет, судьба такая.

Такое же губительное воздействие оказывает «вербальное» битье — словесные оскорбления и унижения. Постоянный вербальный садизм наносит колоссальный ущерб детской психике и буквально «лепит» из человека вечного неудачника по жизни.

Если ребенок постоянно слышит от мамы слова:

— Идиот! Тупица!

— С такой учебой ты только и сможешь, что метлой махать!

— Ты не сможешь. У тебя не получится. Не сможешь… Не получится… Не сможешь…

Подобные слова забирают у ребенка его базу для развития — чувство защищенности и безопасности. Если уж самые родные люди, дома, закидывают его такими словами… Можно только представить, что творится в душе маленького человека, психика которого направлена на успех. Это огромный стресс. Начинает действовать уже описанный выше адаптивный механизм — психика убирает страдание от уничтожающих слов, вырабатывая опиаты.

От унизительных слов формируется сценарий на неудачу, который асфальтным катком проходит по всем сферам жизни взрослого человека.

Мамино проклятье «Дворником будешь!» благополучно сбывается.

Что делать?

Травмирующая ситуация так эмоционально захватывает человека, что он не чувствует своего тела

Питер Левин считает, что важно в этот момент переключить внимание ребенка с эмоций на область физических ощущений. Для этого нужно обратить его внимание на то, как ведет себя тело. Просто спросить его: «Что ты чувствуешь вот здесь?» (показывая на грудь, живот…)

Благодаря таким вопросам, ребенок начинает прислушиваться к своему телу и обращать внимание на те импульсы, которые идут из древней коры (мозга рептилий). В результате он замечает тончайшие изменения в своих телесных ощущениях и чувствует, что его организм реагирует, отвечает на событие

Просто спросить его: «Что ты чувствуешь вот здесь?» (показывая на грудь, живот…). Благодаря таким вопросам, ребенок начинает прислушиваться к своему телу и обращать внимание на те импульсы, которые идут из древней коры (мозга рептилий). В результате он замечает тончайшие изменения в своих телесных ощущениях и чувствует, что его организм реагирует, отвечает на событие.

Внимание: эта естественная реакция служит реализации избыточной энергии, оставшейся не выплеснутой. Если прислушаться к своему телу, можно заметить чудесные превращения ощущений: в груди был камень, а теперь – «теплая жидкость»

Эти изменения просто надо отмечать и никак не объяснять, не истолковывать. Не надо в этот момент вспоминать о происшедшем событии, чтобы не вовлекать другие (высшие) зоны мозга – пусть работает древний мозг, к нему мы и обращаемся, когда спрашиваем про телесные ощущения. В этот момент ребенок может кричать, крупно трястись, мелко дрожать.

Последствия изнасилования и сексуальной травмы.

В результате насилия у жертв появляется целый набор травматических симптомов. При этом необходимо заниматься решением проблемы, для предотвращения развития ПТСР.

После изнасилования ваш мир становиться больше не похож на безопасное место. Вы перестаете доверять людям. Вы можете даже перестать доверять себе. Вы можете подвергать сомнению свои суждения, свое здравомыслие, свою ценность. Вы можете обвинять себя в том, что произошло.

Помните то, что Вы испытывает это нормальная реакция на травму. Ваши чувства беспомощности, стыда, самообвинения, вины – это симптомы.

Также могут появиться другие проблемы психического здоровья:

Депрессия – сопровождающаяся чувствами безнадежности, уныния. Депрессия может быть легкой, сильной и изнурительной.

Беспокойство, которое может перерасти в агорофобию, панические атаки, хронический страх перед лицом человека, который нанес травму.

Посттравматический стресс — сопровождается постоянным воспроизведением психотравмирующей ситуации.

Общение взрослого с ребенком.

Если взрослый говорит что-то отрицательное или серьезное, ребенок приписывает вину себе, а не проблемам взрослого. Дети испытывают боль так же, как взрослые, когда становятся участниками серьезных событий, таких как смерть члена семьи или тяжелая болезнь, или насилия в отношении их.

Дети склонны испытывать беспокойство и эмоции, такие как гнев, чувство вины, грусть, недостаток и чувство бессилия. Способность детей испытывать такую ​​боль обычно недооценивается, вероятно, из-за того, что они выражают себя иначе, чем взрослые. Кроме того, в нашей культуре мы склонны защищать детей от боли и страданий.

Почему важна помощь жертвам сексуального насилия?

Травма изнасилования или сексуального насилия является основной причиной посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), она может быть разрушительной для психики человека, и вы можете испытывать чувство вины, чувствовать страх, стыд и одиночество, страдать от кошмаров и других неприятных воспоминаний. Но независимо от того, насколько вы плохо себя чувствуете сейчас, важно помнить, что вы не виноваты в том, что произошло, и вы можете восстановить свое чувство безопасности и доверия. Восстановление от сексуальной травмы требует времени, и процесс заживления может быть болезненным. При правильных стратегиях и поддержке вы можете избавиться от травмы, восстановить свое чувство контроля и самооценки и даже посмотреть на ситуацию с другой стороны, при этом чувствуя себя более сильной и психически здоровой личностью

При правильных стратегиях и поддержке вы можете избавиться от травмы, восстановить свое чувство контроля и самооценки и даже посмотреть на ситуацию с другой стороны, при этом чувствуя себя более сильной и психически здоровой личностью.

Поэтому немедленная помощь в кризисных ситуациях после сексуального насилия может оказаться неоценимой и даже спасти жизни. Терапия также может быть полезной для тех, кто сталкивался с сексуальным насилием в детстве.

Сексуальное насилие над детьми

Есть несколько проступков, более болезненных, чем сексуальное насилие над детьми. Родители или близкие могут не решаться выразить такую ​​озабоченность своему ребенку, но если они беспокоятся, им следует мягко, но прямо спросить. Прекращение любого контакта с преступником и начало психотерапии может помочь пережившим жестокое обращение в детстве начать выздоравливать, независимо от того, как недавно произошло событие.

Каковы признаки сексуального насилия над детьми?

Признаки того, что ребенок мог подвергнуться сексуальному насилию, включают:

• Инфекции, передающиеся половым путем.

• Травмы половых органов, включая синяки или кровотечение.

• Неуместное сексуальное поведение или сексуальные знания.

• Возврат к прежним привычкам, таким как ночное недержание мочи или сосание пальца.

• Новый страх снять одежду, чтобы переодеться или помыться.

• Новый страх остаться ночью одному или увидеть кошмары.

• Новый дискомфорт или беспокойство вокруг определенных взрослых.

• Чрезмерное беспокойство или страх

• Сильное возбуждение или вспышки гнева

• Отказ от семьи и друзей

Что мне делать, если я узнаю, что ребенок подвергся сексуальному насилию?

Если родители или опекуны обеспокоены сексуальным насилием, им следует мягко, но прямо спросить. Хотя некоторые дети могут сами рассказывать о жестоком обращении, многие этого не делают.

Если есть подозрение на инцидент, не помещайте ребенка в ситуации, в которых он может столкнуться с потенциальным преступником или оказаться в ситуации без присмотра со взрослым, пока проблема не будет решена.

Если инцидент подтвержден, сообщите об этом. Обращение к кризисным центрам по борьбе с изнасилованиями, центрам домашнего насилия или по горячей линии может помочь. (Номер национальной горячей линии по вопросам сексуального насилия 800-656-4673.)

После сообщения о жестоком обращении обсудите дальнейшие действия ребенка с врачом и психиатром.

Каковы последствия сексуального насилия над детьми для психического здоровья?

Некоторые люди, пережившие сексуальное насилие над детьми, диссоциируют, чтобы справиться с хроническим насилием, в некоторой степени бессознательно отрываясь от реальности. Диссоциативные расстройства чаще встречаются у жертв сексуального насилия, чем у любой другой психиатрической популяции. Дети в возрасте 9 лет и младше особенно склонны к диссоциативным расстройствам в условиях серьезного сексуального, физического или эмоционального насилия .

Как выздороветь пережившим сексуальное насилие над детьми?

Дети могут исцеляться с помощью психотерапии, ориентированной на травмы, или психотерапии, направленной на устранение диссоциации. Сострадание к себе также может быть ключевым навыком в преодолении жестокого обращения в прошлом. Люди, пережившие сексуальное насилие над детьми, часто борются со стыдом и самообвинением. Развитие сострадания к себе — расширение признания, подтверждения и поддержки, которые можно было бы предложить любимому человеку, который страдает, — может нейтрализовать стыд. Как показывают исследования, сострадание к себе может обеспечить эмоциональную стойкость и связано с меньшим количеством проблем с психическим здоровьем.

Почему люди не раскрывают сексуальное насилие над детьми?

Замешательство, отрицание, страх, стыд и самообвинение могут заставить взрослых жертв сексуального насилия над детьми хранить молчание. Выжившие могли не понимать, являются ли произошедшие события жестоким обращением. Они также могут плохо помнить события из-за склонности детей к диссоциации или из-за того, что преступник давал им наркотики или алкоголь до совершения жестокого обращения.

Выжившие также могут отрицать это, будучи не в силах вынести боль признания факта насилия. Они могут бояться угроз преступника, того, что им не поверят, а также возможных последствий для семьи. Им может быть стыдно из-за пережитой беспомощности и унижения. Они также могут винить себя по ряду необоснованных причин. К ним относятся сообщения, переданные преступником, или тот факт, что такая позиция обеспечивает видимость контроля над чрезвычайно болезненной ситуацией.

История детсадовского ребенка

Вспоминаю такой случай. Мама пришла за дочерью в детский сад. Девочка начала молча одеваться, вынимая одежду из шкафчика. Усталая мать не придала значения молчанию ребенка, и только на улице ей это показалось странным. «Доченька, что же ты не отвечаешь мне?» – спросила мать и, внимательно посмотрев в лицо своего ребенка, попыталась разжать ей челюсти…Челюсти были плотно сжаты: рот полон винегрета.

Источник травмы – поведение воспитателя, продиктованное его стремлением во что бы то ни стало накормить детей (хороший аппетит – главное достоинство детсадосвского ребенка).

Чтобы определить, действительно ли необычное поведение – реакция на травматическую ситуацию, постарайтесь упомянуть о пугающем эпизоде и посмотрите, как ваш ребенок отреагирует на это упоминание. Травмированный ребенок не захочет слышать про это событие или, наоборот, при придет в возбуждение и, исполненный страха, будет не переставая говорить об этом. Возможно, он замолчит, и вы ни слова от него не добьетесь. Вспоминая о травмирующем эпизоде, мы открываем в прошлом источник негативных чувств. Если эти чувства не были вовремя отреагированы, потом у ребенка не будет и потребности в таком отреагировании, в том, чтобы истратить вредный избыток энергии.

Терапия сексуального насилия.

Как пережить сексуальное насилие? Хотя последствия сексуального насилия довольно травматичны, восстановление психики возможно. В одиночку с такой травмой справиться практически невозможно, поэтому рекомендуется обраться к специалисту. Совместная работа между специалистом и жертвой изнасилования позволяет обеспечить успех терапии. Особенно эффективны следующие терапевтические подходы:

Когнитивная поведенческая терапия  может помочь жертвам насилия отказаться от неадаптивного поведения. Например, человек, который подвергся насилию в детстве, может так бояться близости, что избегает романтических отношений. Когнитивная поведенческая терапия может помочь ему скорректировать автоматические мысли, которые заставляют его избегать близости, что позволит ему работать над здоровыми отношениями и поведением.

Десенсибилизация и переработка движениями глаз (ДПДГ) в основе терапии лежит ускоренная переработка информации, согласно которой у человека существует особый психофизиологический механизм, получивший название информационно-перерабатывающей системы, обеспечивающий поддержание психического равновесия (Ф. Шапиро, 1995). При активизации этой адаптивной системы происходит переработка любой информации, в том числе эмоциональной, связанной со стрессами и проблемами выживания.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.