Родители изнасиловали маленького сына и заставили его прыгнуть с 10-го этажа

Алан-э-Дейл       19.08.2022 г.

Оглавление

Убийства

Октябрь, 2014. Первоуральск

12-летний ученик 6-го класса школы № 6 по имени Максим до смерти забил 52-летнего Александра Скоробогатова, соседа по коммунальной квартире.

Следователи выяснили, что Максим вместе со своей матерью въехал в квартиру за пару месяцев до страшного инцидента. Мальчик, по словам соседей, часто был в неадекватном состоянии, «будто обкуренный», вел себя угрожающе — матерился, пропускал занятия в школе, терроризировал пенсионеров. После одного из замечаний, которое сделал подростку Александр Скоробогатов, Максим стал избивать мужчину, отбирать у него пенсию.

В ночь с 15 на 16 октября парень в очередной раз избил инвалида, и тот скончался, захлебнувшись собственной кровью. После этого подросток сбежал, пообещав «замочить» тех, кто нажалуется на него в полицию.

Однако мальчика нашли — он был с компанией друзей неподалеку. Хотя Максим на тот момент не достиг возраста ответственности, сотрудники правоохранительных органов попросили изолировать подростка, объяснив это тем, что он представляет опасность для окружающих.

Новость по теме

Октябрь, 2016. Красноярск

13-летний подросток зарезал своего одноклассника во дворе жилого дома. Причина — ссора в соцсетях.

Как выяснили следователи, уладить конфликт, разгоревшийся в онлайне, подростки решили при личной встрече. На «стрелку» оба пришли со своими друзьями: один привел двоих, другой четверых человек. Во время выяснения отношений один из приятелей вытащил нож и ударил другого. Удар оказался смертельным, спасти мальчика не удалось, рассказали в СК.

Уголовное дело на подростка, убившего своего знакомого, не завели: нападавший не достиг возраста уголовной ответственности.

Ноябрь, 2016. Екатеринбург

29 ноября 2016 года ученик школы № 144 на Уралмаше, 15-летний Данил, нанес ножом несколько ранений своей 46-летней матери. Она скончалась.

Первоначальную версию — подросток набросился на мать, потому что она запретила ему играть в компьютерные игры — следователи опровергли. Как выяснили сотрудники правоохранительных органов, женщина первая набросилась на сына. В последнее время она злоупотребляла алкоголем. Мать пыталась ударить Данила ножом, порезав ему руку, но он увернулся, выбил орудие из ее рук, затем подобрал нож и ударил им мать несколько раз. После этого Данил убежал к отцу (родители были в разводе) и рассказал о произошедшем. Мужчина сообщил об инциденте в полицию. Правоохранители нашли хозяйку квартиры мертвой на балконе, юношу посадили под домашний арест. Но 8 декабря Данил сбежал. Накануне он оставил на своей странице «ВКонтакте» надпись: «Мы еще встретимся в этой жизни. Если только повезет. Живите дальше. Забудьте просто обо мне и все. Я ведь просто биомусор».

В бегах подросток был недолго: 9 декабря его нашли в Челябинске, куда он добрался, похитив машину убитой матери. После этого школьника отправили под арест в воспитательную колонию.

В июне 2017 года суд вынес решение по делу: с подростка сняли обвинения в преступлениях. И назначили такое наказание: в течение двух с половиной лет не выходить из дома позже 21:00.

Новость по теме

О молодом человеке

— У вас сейчас есть молодой человек. Как вы познакомились?

— Мы вместе работали. Он на меня очень сильно не похож.

— Как скоро вы ему рассказали обо всём?

— Это произошло в начале апреля. А познакомились мы в декабре прошлого года. То есть через несколько месяцев.

— Его первая реакция?

— Это он посоветовал обратиться в полицию?

— Да. Он сказал, что без этого уже никуда. Просто потом уже начались угрозы со стороны моего отца, и чего только не было…

— Какие угрозы? Что он говорил?

— «Я тебя убью». Были и угрозы моему молодому человеку.

— Напрямую?

— Да. Они были знакомы. Отец приходил в кофейню, они виделись… Мне он говорил: «Если не выполнишь то, что я говорю, я сделаю так, что твоих друзей и близких покалечат или убьют».

— И вы верили, что это реально?

— Да. Потому что мой отец — отличный манипулятор. Я верила в то, что он говорил. До сих пор у меня это осталось: когда я прихожу в какое-то место, где мы бывали с отцом, я всегда оглядываюсь на дверь и боюсь, что сейчас он войдёт. Этот эффект присутствия — постоянный. Настолько он контролировал мою жизнь. Куда я иду, с кем я иду. Звонки раз в полтора-два часа. Он всегда придумывал причины находиться вместе со мной в одной компании… Сейчас многие не очень близкие друзья и знакомые часто спрашивают, как отец, куда он пропал. Приходится врать, что-то придумывать, я не могу сказать правду… Мне странно, что никто из моих друзей не подозревал, не задавался вопросом, почему у отца и дочери такие близкие отношения. Мне кажется, это было заметно.

— На невербальном уровне? Жесты, взгляды?

— Да. Когда мы шли по улице, он мог меня спокойно взять за руку. И я не знала, что делать. Когда я пыталась выдёргивать, он реагировал: «Ты чего? Чего отстраняешься от меня? Почему так себя ведёшь?» Я ему объясняла, что это ненормально. На что он сильно бесился, вёл себя агрессивно.

— Он когда-нибудь бил вас?

— Нет, не бил.

Эту 16-летнюю девушку изнасиловали 43200 раз. Увидев ее сегодня, ты бы преклонился к ее ногам.

27-июн, 09:13

Главная / АЗИЯ И МИР
44 480

Карле Хасинто было всего 12 лет, когда она, как ей казалось, встретила свою настоящую любовь. Взрослый мужчина обещал бросить мир к ее ногам, достать звезды с неба, звал ее принцессой, единственной и неповторимой. Наивная Карла верила, что, сбежав со своим любимым, сможет вырваться из бедной семьи. Так она и сделала, совершив самую страшную ошибку в своей жизни. Мужчина ее мечты оказался сyтенером. “Единственных и неповторимых” принцесс, таких, как Карла, у него было много. “Любимый” приказал Карле ловить клиентов с улицы. Девушка хотела отказаться, после чего мужчина плюнул в нее и жeстоко из6ил железной палкой.Тело Карлы было изувечено, и лишь лицо всегда оставалось чистым, являясь ее “визитной карточкой”. Через некоторое время сyтенер отвез 12-летнюю девушку в свой родной Тенансинго (Мексика), город, полный сyтенеров. Там он продал Карлу за хорошие деньги.   С 10 утра и до полуночи девушке приходилось удoвлетворять клиентов. Каждый день в течение четырех лет Карла обслуживала более 30 мужчин за смену. Жаловаться или бежать было некуда. Да и не к кому: клиентура молодой девушки состояла из полицейских, служителей правопорядка, высокопоставленных чиновников, судей и политиков. Выхода не было. Через несколько лет кошмар наконец-то закончился. Карлу освободила группа волонтеров, созданная специально для того, чтобы бороться с пpоституцией. В голове юной девушки возникли ужасные цифры: за четыре года ее и3наcиловали более 43200 раз. Такой судьбы и врагу не пожелаешь.  Вскоре после этого Карла присоединилась к группе своих спасителей. Теперь каждый день эта юная девушка борется с очень мощной мировой организацией, превращающей все большее число девушек, девочек и мальчиков в сeксуальный товар. Каждый день Карла рискует своей жизнью: “Просыпаясь утром, я не знаю, доживу ли до сегодняшнего вечера, – рассказывает 23-летняя девушка. – Смерть всегда за углом, когда я начинаю делать то, что должна”.   Карла и ее коллеги продолжают освобождать из жeстокого плена сyтенеров все больше девушек и парней. Полиция Мексики группе волонтеров никогда не помогает – они и сами не прочь стать клиентами сyтенеров. По той же причине бесполезно обращаться и к местным политикам. Тем не менее, не зная страха смерти, Карла и ее друзья продолжают верить в лучшее. Согласно статистике, около 2 миллионов детей во всем мире оказывается в руках сyтенеров. Карла и ее коллеги очень надеятся на возможности свободной прессы и помощь читателей. Помоги положить конец пpoституции и торговле людьми. Помоги распространить эту историю среди всех, кого ты знаешь.

«Моего ответа оказалось достаточно, чтобы поставить предварительный диагноз “шизофрения”»

Мы пошли к гинекологу, который, естественно, подтвердил, что я еще девственница. Он же посоветовал обратиться к психологу. Тот, в свою очередь, очень быстро понял, что у меня все совсем плохо, и направил нас с мамой в психбольницу.

На осмотр в психдиспансер я пришла, будучи уверенной, что просто поговорю с очередным психологом и потом пойду домой. Меня начали опрашивать.

– Скажи, а ты слышишь голоса?

– Да.

Мама закрыла глаза руками. Я до сих пор до конца не понимаю почему: то ли заплакала, то ли просто поняла, что я несу какую-то дичь.

На самом деле никаких голосов я не слышала. Просто в новом доме, куда мы недавно переехали, были очень тонкие стены, и по ночам до меня доносились обрывки речи моих немногочисленных соседей, плач их маленьких детей и прочие звуки.

Но в тот момент я реально верила, что все это происходит в моей голове. Как и, собственно, в свою ложь про изнасилование я тоже со временем стала верить.

Моего ответа оказалось достаточно, чтобы поставить предварительный диагноз «шизофрения» и направить на госпитализацию. Последнее, что я помню из того дня, – как мы идем с мамой по больничному коридору и внезапно дверь между нами захлопывается.

Я начала кричать, сопротивляться и проситься к ней – как вдруг на меня навалились две огромные санитарки. «Вязки» в детском отделении были запрещены, поэтому меня привязали к кровати колготками. В следующий раз я увидела маму только через две недели.

«Родственники решили меня заочно “отпеть”»

Я мусульманка, и мои родственники – религиозные люди. Когда я наконец вышла из больницы, то узнала, что по мне собирали аш. Это специальное собрание, которое проводится только по экстренным случаям. Например, это может быть аналогом православных поминок.

Так вот все мои родственники были уверены, что я больна неизлечимо, то ли собрались попросить Аллаха помочь мне чудом, то ли уже смирились и решили меня заочно «отпеть».

Не знаю, Аллах или сильнодействующие взрослые антидепрессанты, которыми меня фаршировали в отделении, но что-то мне помогло, и я выздоровела. Однако из больницы я вышла с неправильным диагнозом.

Врачи решили ничего не менять и оставили мне шизофрению. Через несколько лет в частной клинике этот диагноз опровергнут и заменят на «биполярное аффективное», но, когда я лежала в психушке в первый раз, биполярку еще никому не ставили.

«Я просто его жалела»

— Вы когда-нибудь чувствовали себя счастливой?

— Да, когда я была не дома.

— Есть видео, на котором вы поёте, а ваш отец играет на гитаре. Вы там выглядите счастливым ребёнком (мы не можем опубликовать это видео, чтобы не мешать работе следователей. — RT).

— Я научилась притворяться. Когда не было постели, я переключалась. Я воображала себе, что всего этого нет: всё хорошо, всё как у нормальных людей. Я каждый день себе повторяла это. Я старалась сразу же перечёркивать, нажимать delete. Стираешь из памяти то, что было вчера. Я так хорошо научилась сама себя убеждать, что иногда с трудом восстанавливала события предыдущих дней.

— Как часто всё это происходило?

— Сегодня у вас есть проблемы с интимной жизнью?

— (После паузы.) Есть. Чисто психологических проблем, в голове, очень много.

— Вы обращались к специалистам? 

— Да. Говорят, мне нужно выработать отторжение ко всему, что было в моей жизни. Чтобы у меня не возникало жалости. Будет очень долгая психологическая работа и медикаменты.

— О какой жалости идёт речь?

— Это всё происходило из жалости к нему. Мне было около 13 лет, когда он рассказал довольно тяжёлую историю из своей жизни. Родители, которые пили постоянно. Брат, который над ним издевался.

— У вашего отца не было проблем с алкоголем и наркотиками?

— Нет, он никогда сам не пил и не курил. В детстве он убегал из дома — от всего этого… И когда он мне рассказывал, он плакал. Я просто его жалела. Он мне говорил: «Мне это нужно, я тебе не сделаю больно».

— Но есть много других способов. Почему именно с вами?

— Он сказал, что в какой-то момент он начал испытывать ко мне влечение. Говорил, что пытался уйти от этого, уходил из дома на какой-то период, ночевал на работе.

— А как он объяснял свой уход вашей маме?

— Честно — не знаю. Мне он об этом не рассказывал. И я не задавалась этим вопросом.

«Мама, меня изнасиловали» – «Кто?» – «Весь класс!»

Обычно у биполярников наступление маниакальной стадии означает, что скоро тебе станет очень и очень плохо. Так и случилось. В один прекрасный день, когда никто из моих любимых одноклассников не смог пойти со мной погулять, я словила жуткую паранойю.

Начало казаться, что все что-то против меня замышляют. Я во всем видела подвох и попытку меня обидеть. Стала очень тревожиться за родителей. Каждый раз, когда я видела, как кто-то разговаривает на улице, мне казалось, что они обсуждают маму и отчима и замышляют что-то недоброе.

Как назло, тогда началась эпидемия птичьего гриппа. Все вокруг об этом писали и говорили – это была главная тема года. Людям с нестабильной психикой такие социальные перегибы вообще противопоказаны.

Естественно, как только у меня появился небольшой насморк, я начала прощаться с жизнью. А когда прошла новость, что в регионе от птичьего гриппа умер ребенок, я начала винить в этом себя, потому что знала, что больна, но продолжала ходить в школу без маски.

Дела шли все хуже. Начались проблемы с учебой: не получалось толком ни на чем сконцентрироваться, и один пример по математике я могла решать целый день. Причем не отрываясь и очень страдая в процессе.

В какой-то момент я перестала спать и практически не ела. У меня «остановились» зрачки: теперь они всегда были одного размера и не реагировали на свет.

Конечно, мама это заметила и пыталась мне всячески помочь. Она ложилась спать со мной в одной кровати, возила меня в старый дом. Но на меня ее забота только давила. Мне казалось, что скоро она устанет от меня и захочет избавиться, что надо срочно что-то придумать.

И вот однажды на очередное ее «Дочка, что с тобой происходит?» я машинально выпалила: «Меня изнасиловали». Не знаю почему – просто надо было назвать хоть какую-то весомую причину того, почему я теперь такая. Дальше последовал занимательный диалог:

– Кто это сделал?

– Мой одноклассник (назвала имя).

– Его накажут! Мы пойдем в милицию! Кто-нибудь еще тебя обижает?

– Да. Весь класс. Они все меня насилуют.

Тут, думаю, мама и начала понимать, что проблема у меня не с одноклассниками, а с головой.

Двое второклассников 9 лет и кадет 13 лет изнасиловали семилетнюю девочку, заразили ее венерической болезнью, сняли преступление на видео и выложили в Интернет.

Как минимум до конца летних каникул школьница из Рязанской области будет находиться под наблюдением врачей. У девочки  тяжелая психологическая травма. Она стала жертвой сексуального преступления.

Тех, кто надругался над ученицей второго класса, нашли. Но уголовное наказание им не грозит. Школьницу изнасиловали девятилетние пацаны, ученики второго класса. Самому старшему насильнику  воспитаннику кадетского корпуса  всего 13 лет.

Один из несовершеннолетних подонков заразил девочку венерической болезнью. Вдобавок насильники сняли преступление на мобильный телефон и выложили в Интернет.

Школьница встретила подростков в лесу у пруда.

Даша: «Бабушка сказала: „Иди посмотри гусей“. Я пошла за гусями, меня там мальчишки поймали и заставили…»

Несколько часов родные искали Дашу. Обзвонили знакомых, соседей, обошли все магазины и только к вечеру заметили ее недалеко от дома, на берегу пруда.

Нина Молчанова, бабушка Даши: «Смотрю, она вылезает оттуда растерянная, испуганная, замученная. Ну, я не придала этому значения, думаю: ребенок устал за день».

Почти две недели девочка молчала. О том, что произошло, родителям рассказала соседка. Она увидела в Интернете ролик с участием Даши. Мать в тот же день написала заявление в полицию и отвела дочь к врачу.

Светлана, мать Даши: «При первичном обследовании гинекологом Пронской районной больницы было подтверждено изнасилование с занесением инфекции. То есть плюс еще лечение… Ну, лечение мы уже начали».

Полицейские уже установили и допросили всех насильников, а также их родителей. Имена преступников из-за их возраста не называют. Расследованием громкого дела занялся Следственный комитет России.

Иван Литвинов, следователь Михайловского МСО Следственного управления СК России по Рязанской области: «Нами будет проведена профилактичекская работа с преподавателями школы, с детьми и их родителями. Будут направлены информационные письма в различные организации для решения вопроса о помещении данных детей в спецшколу».

В школе после инцидента провели педсовет. Как выяснилось, некоторые из учителей и даже директор о случившемся знали, но почему-то молчали. Кроме того, на собрании заявили, что Даша якобы сама спровоцировала подростков. Родительский комитет, мягко говоря, в недоумении.

Светлана Клименко, бабушка одноклассника Даши: «Выходит, что это чуть ли не сама Даша организовала! Прям сексуалистка! Понимаете, я в ужасе от этого! Второклассник, девятилетний ребенок. Вообще вы о ком говорите, взрослые!? Вам что дороже  посты и кошельки или судьба ребенка!?»

Пока разбирательства продолжаются, психологи посоветовали родителям увезти дочь подальше от поселка. Чтобы обо всем забыть, ей нужно сменить обстановку. Родители уже забрали документы из школы и познакомили Дашу с новым классным руководителем.

Что делать, если у папы или отчима с ребёнком подозрительные отношения?

«Надо попытаться выяснить, есть ли у ребёнка какой-то близкий человек, которому он доверяет. Жертве всегда нужен кто-то, кто объяснит, что нельзя скрывать, нужно рассказать о том, что с тобой происходит, в противном случае это никогда не закончится. Что запугивания и шантаж преодолимы, из этого есть выход. Бывает, что о сексуальном насилии, совершённом над ребёнком в детстве, становится известно спустя уже 20—30 лет, — говорит Левченко. — Нужно попробовать поговорить с мамой ребёнка: бывает, она действительно не замечает, что происходит. Доверенным человеком может быть брат или сестра, кто-то ещё из родственников. Нужно постоянно быть на связи с ребёнком или подростком, у них после сексуального насилия велик риск суицида. И главное — объяснить жертве, что она в этом не виновата. 90% девочек-подростков в том, что с ними происходит, винят себя, даже если их насилует родной отец.

Зачастую педофилы на этом выстраивают свои отношения с жертвой: «Ты меня сама спровоцировала, в одних трусах по комнате ходила! Почему на тебе такое сексуальное платье?»

И не нужно бояться обращаться в правоохранительные органы. Сделать это может любой человек, в том числе не член семьи. Педофилами занимается Следственный комитет. Нужно идти и писать заявление. Следователи обязательно проведут проверку. Многих останавливает отсутствие доказательств. Но их сбор — задача не гражданина, а следователей. А вот предотвратить или остановить совершающееся преступление может каждый. Даже если информация не подтвердится, заявителю ничего не будет. Если он, конечно, умышленно не наврал. Можно и нужно обращаться на нашу круглосуточную горячую линию «Сдай педофила» — мы проконсультируем, как действовать».

«Среди молодых людей будто бы стало модно иметь какое-нибудь психическое отклонение. Меня как настоящего психа это радует»

Это был мой последний визит в «дурку» в состоянии аффекта. Больше подобного, слава богу, не повторялось. Через пару лет после описанных событий мне все-таки поставили правильный диагноз, и я научилась с ним жить.

В этом году моей биполярочке стукнуло 10 лет. Я уже умею с ней мирно сосуществовать, и, более того, я даже благодарна за такой опыт.

Ежедневно я пью таблетки и снотворное перед сном. Один-два раза в год мне нужно ложиться на профилактическое обследование в клинику. Больше ничего не напоминает мне о болезни.

Я учусь на музыкального продюсера и работаю в этой же сфере. Ни на учебе, ни на работе никто не знает о моем диагнозе. Но, даже если бы и знали, я бы уже не так сильно переживала.

Среди молодых людей даже как будто бы стало модно иметь какое-нибудь психическое отклонение. Не берусь решать, насколько это правильно, но в целом это приводит к тому, что люди начинают куда внимательнее относиться к вопросам ментального здоровья. И намного терпимее к самим больным. Меня как настоящего психа это очень радует.

Истории

Постов о насилии в семье в соцсетях уже сотни. Их пишут женщины всех возрастов и социального положения. Многие женщины-блогеры, а также бизнес-организации (фитнес-студии, школы женского здоровья, салоны красоты) публикуют посты в поддержку жертв избиений и требуют принять закон о профилактике домашнего насилия. «Сколько еще девушек должно погибнуть, чтобы это прекратилось?» — спрашивает участница флешмоба в Twitter.
«7×7» приводит несколько таких историй.Анна, Киров

— Мой бывший муж душил меня 5 июля 2019 года. Дети были неподалеку. Он предложил на выходные уехать за город, якобы отдохнуть и провести время с детьми. Я не знаю, зачем я туда поехала, но я поехала. И это было ошибкой. Там, в загородном доме его родителей, он сначала унижал меня, а потом повалил на дорожку и душил. Он больше меня и сильнее во много раз, сопротивляться было бесполезно. Я кричала, пока могла. Он сдавил мне горло, я не могла дышать. Я подумала, что сейчас он меня убьет, воплотит в жизнь свои угрозы. Я представила, что дети останутся без мамы. Мне было очень больно и очень страшно. Затем он меня все-таки отпустил. Вышвырнул в кусты мой телефон. Повторюсь, мы были за городом.
Вызвать полицию я смогла только на следующий день 6 июля. Я написала заявление: «прошу привлечь к ответственности». Сейчас на дворе 23 июля. Полиция не сделала ничего!!! Он каждый день, каждый божий день он унижает меня при детях.

Людмила Власенко, Уфа 

— Когда я была первый раз замужем, еще в студенчестве свадьбу сыграли, с первых же дней в браке что-то пошло не так. Он был страшно ревнив, придирался ко всему, его раздражало все, он орал на меня, унижал, много чего было. Через несколько месяцев это случилось в первый раз — он поднял на меня руку и ударил по лицу. Я простила. Я приняла решение, что все, буду уходить, однозначно. Еще около шести месяцев я решалась на этот разговор. Сказала… и, слава богу, выжила… Такого страха я не испытывала никогда, я думала, меня просто убьют. Лицо, голова в крови, синяках, ссадинах, ушибы. Еле сбежала. Я вот что хочу сказать: да, мне повезло, да, хватило смелости уйти, но ведь огромное количество женщин живут, и терпят это насилие в семье, и погибают, оставляя своих деток сиротами.

Татьяна Боровкова, Кемеровская область

— Историй очень много, и часто они заканчиваются трагически. Я сама очень долго жила в страхе, боясь пикнуть, иначе получала шквал побоев, всем, что попадало под руку. Мне повезло, я смогла вырваться из этого ада. А вот моей знакомой нет. Писала кучу заявлений, и толку никакого. Итог: 27 ножевых ранений и двое детей — сироты. 

Дарья, Москва

— Я знаю о домашнем насилии не понаслышке. Меня бил муж, а потом просил прощения и говорил, что любит. Помню, как замазывала синяки тональным кремом, чтобы поехать к маме в гости. «Упала, ударилась» — стандартная отговорка. Даже когда я ушла от мужа и жила у родителей, избиения не прекратились. Я писала заявление, снимала побои. Полиция должна была отправить меня на судмедэкспертизу (тогда я не знала об этом), но они не сделали ничего. Сотрудник полиции позвонил мне почти спустя год, чтобы узнать как у меня дела. Муж остался безнаказанным. А если бы был суд, ему выписали бы штраф 5000 рублей. И все.

Ольга Шестакова, Тюмень

— Настоящие синяки выглядят иначе. Глаз опухает и заплывает. Переносица становится шире в два раза. Синяк имеет несколько цветов от желтого до темно-фиолетового. В детстве отчим бил маму, бабушку и меня. Бил по ушам, голове, у меня выступали «подводки» на глазах. В свой день рождения я поехала писать заявление на него. Суд и штраф 5000₽ государству (из нашего семейного бюджета), он продолжил жить с нами. Я ушла из дома в 15. Пять лет назад в ночь с 15 на 16 июля — это была третья годовщина свадьбы плюс я получила диплом о высшем образовании — меня избил бывший муж. С двух часов ночи до семи утра он не давал мне спать и все это время бил, кулаками, ногами, предметами. Он схватил меня за волосы на улице и тащил до квартиры, под окнами у меня выпал телефон и слетела обувь. Я орала всю ночь: «Помогите, он меня убьет! Хватит!», но никто из соседей даже не вызвал милицию.

«Почему тебе так плохо, ты не осознаешь – и это самое стремное»

– Началось все, когда мне было 12 лет, – рассказывает девушка. – Я училась в шестом классе, и на фоне неразделенной любви – ну, знаете, как это бывает, – у меня начался первый депрессивный период.

Это сейчас я знаю, что это называется «депрессивный период», а тогда я не понимала примерно ничего. Просто четыре месяца подряд ты с трудом встаешь с постели и постоянно пребываешь в состоянии беспричинной тревоги и паники. Давит какое-то нелепое чувство вины, будто ты вечно куда-то опаздываешь и что-то не успеваешь сделать.

Почему тебе так плохо, ты не осознаешь – и это самое стремное. Я всегда была активным, общительным ребенком, а теперь даже встать и сходить в туалет для меня стало невыполнимой задачей. И да, тут сериал «Эйфория» не врет: все именно так, как там описано.

Так прошло все лето. Не помогла даже поездка в лагерь. Весь заезд меня спрашивали: «Чего ты такая загруженная? Все ведь хорошо!» – «Да откуда я знаю, отстаньте!»

Усугубило ситуацию то, что мы с родителями переехали в новую квартиру. Мне пришлось сменить художественную и музыкальную школы. Теперь мы жили на окраине города, где было много гопников, я не понимала, как с ними коммуницировать, и мне было жутко некомфортно в новых коллективах.

Отпустило, когда закончилось лето. В сентябре меня переклинило уже в другую сторону – началась маниакальная стадия. Это как депрессия, только наоборот. Ты буквально сходишь с ума от ощущения бесконечного счастья. Ты уверена в себе, общительна и нравишься окружающим, в то время как на самом деле у тебя тотально отъезжает крыша.

Но мне было весело: я очень плотно сдружилась с одноклассниками, меня наперебой хвалили учителя в художке, потому что я буквально фонтанировала новыми идеями и рисовала очень яркие картины.

С чего всё началось

— Я помню, когда я была совсем маленькой (может быть, лет пять или шесть), у нас была игра в раздевание. Он (отец. — RT) начал снимать с меня одежду, и в ответ на какую-то игру я с него начала снимать одежду. Я не помню всех деталей, у меня просто есть в памяти эта картинка.

— А чувства свои помните?

— Что норма, а что нет…

— Да. Папа для меня был в детстве авторитетом. Когда у нас были конфликты с мамой, он меня всегда защищал.

  • Семейное фото с матерью и отцом

— А если бы вы после той игры на раздевание рассказали о ней маме, как бы она отреагировала?

— Я думаю, она бы ему устроила скандал. Она очень строгая женщина и такого бы не допустила.

— А сама мама ничего не чувствовала, не спрашивала, не пыталась что-то выяснить?

— Мне кажется, в какой-то момент она поняла, что что-то не так. Мы начали очень сильно отдаляться друг от друга.

— Когда? Сколько вам было лет?

— Лет 16. Я начала от неё замыкаться. Каждый раз, находясь рядом с ней, я чувствовала непреодолимый забор. И как через это переступить, переступить через себя, я просто не знала. Моя мама всегда была очень сильной. Ей приходилось всё на себе тянуть. Всегда самостоятельна, всегда всё сама. На тот момент мне казалось, что жизнь моей матери рухнет, если я ей расскажу. У неё тоже была очень непростая жизнь. Я боялась её травмировать… Несколько раз я хотела, но не могла выдавить ни слова.

— У вашей мамы такой характер? Или ей приходилось быть сильной и самостоятельной, потому что отец мало участвовал в жизни семьи?

— Когда я родилась, отца рядом не было. Он отсутствовал примерно года два-три, и нам приходилось фактически выживать.

— Мама сейчас живёт в той же квартире, где всё происходило?

— Да.

— И вы — с ней?

— Да.

— Вы общаетесь?

— Когда начался весь процесс со следствием, нам с ней пришлось поговорить. Разговор был очень долгим, многочасовым. То есть она выясняла детали… Мне самой некомфортно от того, что мы с ней не разговариваем. Я понимаю, что ей сейчас тоже тяжело. Её столько лет обманывали, причём с двух сторон.

— Вы же не обманывали, а просто молчали.

— Ну да… Она это всё равно воспринимает как обман. Она говорит, что сразу бы выгнала его, как только я бы ей рассказала… И ещё отец на меня давил. Он просил не рассказывать маме, говорил, что она покончит с собой, если узнает.

«В какой-то момент я смирилась, что не выйду из психбольницы никогда»

В сумме в первый раз я провела в больнице около полугода. Первые два месяца бунтовала и отказывалась пить таблетки. У всех детей, попавших в психиатрическую больницу, появляется чувство, что это какая-то ошибка и они не должны здесь быть. Но я не могла расстаться с ним слишком долго.

В итоге таблетки мне начали крошить в еду и запихивать в горло насильно. Я отказывалась есть, и мне угрожали, что начнут кормить через зонд. Сдалась я только под Новый год, когда поняла, что, похоже, меня даже на праздники домой не отпустят.

Я начала пить таблетки, и моя жизнь превратилась в день сурка. Все, что я делала, – глотала антидепрессанты с транквилизаторами, спала и ела. Если врачи понимали, что терапия мне не подходит, меня «промывали» и давали новые лекарства.

В какой-то момент я смирилась, что больше не выйду отсюда. У меня потерялось чувство времени. Я просыпалась, шла есть и не понимала, обед это, ужин или полдник.

Разговаривать было не с кем, поскольку меня все еще считали буйной и я жила в одиночной палате. Иногда меня навещали родственники. Мама, дядя и отчим приходили относительно регулярно. Более дальняя родня не могла долго со мной находиться: они видели, в каком я состоянии, и сразу же убегали в слезах.

«Во время маниакального периода он слил на подарки мне больше 15 тысяч долларов»

Если размышлять о причинах возникновения моей болезни, тут для меня все очевидно – у моего биологического отца такое же расстройство.

Загвоздка только в том, что обычно оно передается по мужской линии. Да и то, что меня «жахнуло» в раннем подростковом возрасте, не очень-то естественно. Чаще всего биполярное расстройство сейчас диагностируют либо еще в детстве, либо уже в более зрелом возрасте. Например, у женщин оно может возникнуть на фоне послеродовой депрессии.

С другой стороны, хорошо, что это проявилось достаточно рано и свидетелями всех моих аффективных закидонов были только родители. Гораздо страшнее, когда биполярное расстройство возникает у зрелых, публичных людей, имеющих власть и большие деньги.

У меня был опыт общения с одним известным человеком, который во время маниакального периода слил на различные подарки мне больше 15 тысяч долларов. Причем мы даже не состояли в отношениях. Сначала я думала, что это я просто такая восхитительная и неповторимая, но потом стала замечать за ним схожие с моими симптомы.

В маниакальном состоянии человек может вести себя очень расточительно. Он очень уверен в себе, часто придумывает какую-нибудь навязчивую цель и упорно ее добивается. Этому человеку очень повезло, что, когда его расстройство проявилось, рядом оказалась я, а не девушка, которая вытянула бы из него все до последней капли.

Как только я поняла, что что-то не так, я стала давать ему советы, как лучше справляться с болезнью, и посоветовала обратиться за помощью. Сейчас ему уже лучше.

Все, что я могу посоветовать людям, которые чувствуют, что у них проблемы с психикой, – не бойтесь обращаться за помощью. Не бойтесь принимать таблетки – это не то же самое, что наркотики, вы не «подсядете». Гораздо страшнее запустить болезнь. И глупо считать, что она пройдет сама по себе.

Сейчас заболевания психики диагностируются гораздо проще. Всех приключений моего детства можно было бы избежать, случись что-то подобное со мной сейчас, а не когда диагноз «биполярное расстройство» еще вообще не ставили в наших широтах. В общем, «следи за собой, будь осторожен», как пел классик.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.