Как избежать психологического насилия в семье

Алан-э-Дейл       10.09.2022 г.

Темная сторона материнства

Начну издалека. Долгое время и психология, и сексология, и медицина развивались по одному сценарию: «Что работает на мужчинах, годится и для женщин». Только в 1960-х годах прошлого столетия ученые заинтересовались тем, влияет ли пол на то, как человек живет и болеет. До этого, по сути, женщины были лишены квалифицированной помощи, потому что никто не пытался понять их особенностей.

Одной из первых, если не самой первой, работать с женщинами с тяжелыми формами деструктивного и самодеструктивного поведения стала психоаналитик Эстела Уэллдон. Начав изучать детство людей с перверсиями, Уэллдон обнаружила, что многие из них имели опыт насилия в детстве. Только если мужские перверсии были направлены в основном на женщин или подчиненных, то женские — на свое тело и своих детей, которых они бессознательно воспринимали как часть самих себя.

Фото: freepik.com

В психологии есть такой закон: силы на творчество и индивидуальность есть только в ресурсном состоянии. У людей, переживших тяжелое насилие и травмы, нет сил ни на что, кроме как выживать. Можно сказать, что они похожи на цирковых акробатов, которые вынуждены сохранять баланс, катаясь по жизни на хитрой конструкции из дощечек и цилиндров. Эти дощечки и цилиндры на самом деле ни что иное, как требования соответствовать принятым в обществе эталонам мужественности и женственности.

Депрессии, личностные расстройства, фобии, психопатии — всех их объединяет одна общая черта: в психике развелось слишком много социальных ожиданий. Они постоянно орут в уши: «Сравни себя с идеалом и устыдись, как ты ничтожен и плох». И чем глубже психический ущерб, тем меньше человек чувствует наличие у себя каких-либо желаний, кроме желания стать не просто достаточно хорошим, а идеальным. Чтоб никто и слова не сказал. Чтоб никто не придрался. Чтобы насилие не повторилось вновь.

Для того, чтобы сохранять баланс, удерживаясь на нашей цирковой конструкции, человек помогает руками. В правой руке он держит идеализацию, а в левой — обесценивание. Эти механизмы помогают устранить любой конфликт, убрав его из зоны внимания. 

Мужские перверсии формируются вокруг идеализации власти и обесценивания слабости. А вот с женщинами всё оказалось не так просто. Уэллдон пришла к выводу, что в основе женских перверсий лежит идеализация материнства и женского служения.

Общество требует от матери и жены всего лишь святости и божественного всемогущества.

Она не должна уставать, она всегда готова выслушать, поддержать, создать уют и накормить без финансовых затрат, при этом прекрасно выглядеть.

Исторически сложилось, что единственное пространство, где женщина могла почувствовать свою власть — это беременность, материнство и хозяйство. При чем рождение мальчика ценилось куда выше, подтверждение чему до сих пор существующие в традиционных культурах селективные аборты. Поэтому чем меньше у женщины физических, психических и моральных ресурсов, тем больше она будет контролировать детей и хозяйство, вытесняя мужчину из кухни и детской.

Так что для любящего мужа такое поведение жены должно стать рупором того, что ей надо помочь, дать отдохнуть и прийти в себя. 

Конечно, бывают ситуации, когда психическое состояние женщины в патологически ужасном состоянии (примером такого поведения может служить героиня из фильма «Исчезнувшая»). В такой ситуации необходимо настоять на том, чтобы жена получала квалифицированную помощь психиатра и психолога. Если жена не соглашается — брать ответственность за дальнейшую жизнь на себя, забирать детей и уходить. 

Поиск новых идеалов

Каждой эпохе свойственны свои кризисы, вокруг решения которых и формируются коллективные ценности и психика людей. Человечество научилось учить, лечить, получать урожай вне зависимости от погоды и вредителей, облегчило себе труд — и теперь переживает очередной кризис, связанный с ценностями личности и правами человека. Между отменой крепостного права и первым полетом человека в космос прошло всего 100 лет. Мир меняется, и далеко не все за ним успевают.

Постсоветское пространство переживает кризис, с которым европейские мужчины столкнулись в 1980–1990-е. Этот кризис связан с переосмыслением гендерных ролей в обществе. И мужчинам здесь приходится эмоционально сложнее. Во-первых, им приходится делиться властью, которую они раньше имели по факту своего рождения, а, во-вторых, женщины перестали уважать мужчин просто по факту того, что они мужчины. То, что их отцам и дедам доставалось просто так, современным мужчинам приходится добиваться. 

Фото: pexels.com

Испытывают ли мужчины моральные страдания от того, что мир меняется? Да. Тяжело ли мужчинам искать новые образцы мужественности? Да. Бывает ли мужчинам невыносимо? Да. Более того, изменения в обществе приводят мужчин к особенной депрессии, которая требует иного подхода в психологическом лечении, чем женская.

А следующие за таким состоянием переживания беспомощности и бессилия не всегда решаются достойно. Некоторые мужчины, обратившиеся к психологу из-за собственной агрессии по отношению к близким, с удивлением обнаруживают, что они не хотят причинять насилие, но не знают иных способов справляться с низкой самооценкой, стыдом и беспомощностью, кроме как срываться на других прямо или косвенно. 

Правда, среди русскоязычных мужчин обращение к психологу и попытки разобраться в отношениях до сих пор рассматриваются через призму власти насилия: «Ты что, не мужик, не можешь дома порядок навести?» Даже существуют целые мужские движения, пропагандирующие токсичную маскулинность как образец для подражания. Таким образом эти мужчины пытаются закрыть глаза на происходящие в обществе изменения, изо всех сил сохраняя устаревшую картину мира. Правда, их поведение больше напоминает разъяренных подростков, которые хотят сохранить безответственную позицию, где им все должны.

Мировоззренческие кризисы переживаются тяжело и приводят к такому явлению, которое в психологической науке носит название «фрустрация» (от латинского — расстройство замыслов) состояние, где не совпадает желаемое и действительное. 

Переживающий фрустрацию ощущает несправедливость, а другого видит настоящим агрессором. Но к настоящему насилию такая ситуация не имеет никакого отношения.

Например, ситуация, когда муж вернулся с работы, а его жена с тремя детьми не приготовила поесть и не навела порядок. Мужчина расстроен. Он ожидал, что его жена будет вести себя так же, как его мама. Мужчина видит в этом проблему, хотя на самом деле это — расходы. Он вполне может сам заняться бытом или заказать доставку готовой еды и уборку, но зачастую ему мешает это сделать не усталость после работы, а низкая самооценка: отсутствие заботы со стороны женщины мужчина может трактовать не как ее усталость, а как наказание за то, что он плохо себя вел. 

Еще одна часто встречающаяся ситуация, которая не относится к насилию по отношению к мужчинам — это требование от них ответственного отношения к семье и включенности в поддержание ее жизнеспособности не только деньгами. Мужчина и женщина могут договориться, как им держать дом в порядке, как и кому воспитывать детей, кто у кого может быть на подхвате, если один из супругов устал. 

Если женщина «пилит» потому, что она после восьмичасового рабочего дня должна еще мыть, убирать, готовить и проверять уроки, а муж еще и не ценит ее труда, то «пиление» — это естественное последствие выгорания.

Где искать помощи

Мне известен один такой фонд в Санкт-Петербурге, называется «Птица» и оказывает этим потерянным женщинам помощь — бытовую и психологическую (ею занимаются «вахтеры»). Что касается первого аспекта… ну, по крайней мере, у фонда есть жилплощадь, где первое время может перекантоваться ушедшая от насильника женщина.

Мы говорим о женщинах, потому что 93% жертв в этой области — они. Но в фонде меня уверяют, что если за помощью обратится мужчина, то ему не откажут. Правда, пока не обращались.

Основательница и администратор фонда — Наталия Никифорова, в прошлом сама жертва бытового насилия. Мы разговариваем поздно вечером на балконе квартиры, где размещаются нуждающиеся в жилье девушки, на окраине Санкт-Петербурга, в окне фонарь фантасмагорически высвечивает листья и провода.

— Как тебе пришло в голову это все организовать? — спрашиваю я.

— О создании прямо центра мы не думали, — признается Наташа. —  Просто так вышло, что с 2009 года я периодически волонтерила то там, то сям — именно с жертвами насилия. И все вздыхала: ах, вот если бы было такое… чтобы структура, и психологи, и юристы, и чтобы менты помогали, эээх.

А потом мы как-то плакались с подругами о том, что все вокруг носятся со знаменем феминизма, но такой организации, куда бы жертва пришла за помощью и ей бы точно помогли, — все еще нет. И мы, конечно, умные бабы. Но денег у нас что-то нет на такую организацию. Но однажды мы сможем, обязательно.

А потом мы с другой подругой, Олесей, тоже плакали друг другу на тему. Но Олеся вдруг говорит: так, стоп. Ну, денег у нас нет и не будет, посмотри на нас, откуда тут деньги? Но зато я психолог, а ты юрист. И еще вот Денис, он мент, мы же уже втроем можем кому-то помочь, ну, хоть кому-то.

И мы начали.

Наталия Никифорова, руководитель кризисного центра «Птица»

Начиналось все, как водится, «на коленке». Заручились поддержкой друзей: «А ты готов жертв насилия бесплатно консультировать, хотя бы раз в неделю?» Завели скайп для обращений, завели спецпочту, тихонько упоминали о себе в разных пабликах по тематике и так же тихонько работали. Потом создали страницу «ВКонтакте» для приема обращений. На этот момент у фонда уже было около 20 человек — постоянных сотрудников. Даже скинулись и на пять месяцев сняли квартиру, где размещались девушки, пережившие насилие (шелтер). Но собственных средств хватило всего на пять месяцев, после этого с квартирой пришлось расстаться.

Этим летом стали обращаться чаще. Шелтер понадобился снова. Собственных денег уже не было.

Наталия обратилась еще к одной знакомой — популярному фем-блогеру Одонате. Та дала объявление о сборе пожертвований у себя в блоге, и вскоре деньги на шелтер собрались. С первого сентября фонд «Птица» снова стал предоставлять крышу над головой попавшим в беду девушкам.

Собственно, вот так он и функционирует. За счет пожертвований, за счет продаж мерча — открыток, рисуемых волонтерами фонда, за счет энтузиазма волонтеров. Ну и не беспроблемно, конечно.

Харассмент у мусоропровода

Есть и фейки, есть и юмористы, есть и откровенно душевнобольные.

— Осень принесла в наш центр много веселого, — говорит Наталия Никифорова. —  Ну, в кавычках веселого. Тролли, считающие, что написать «я боюсь, что жена начнет меня бить, помогите» — это очень остроумно. Дивных барышень, считающих, что «мужик козел» достаточно для… для чего, мы так и не поняли, потому что на вопрос «чем мы можем вам помочь» ответа такие барышни не дают.

Есть дева, которая несколько месяцев пишет нам с разных аккаунтов. Обвиняет она нас в том, что, уточняя детали якобы совершенного над ней надругательства, мы довели ее до депрессии, усугубили инвалидность и вообще сволочи. Особая любовь к данной леди возникла у нас, когда девушка пожаловалась на соседа по лестничной клетке, пытавшегося совершить с ней «харассмент у мусоропровода».

Еще один памятный случай: девушка пыталась убедить нас, что за ней следит преступный мир. Весь. Преступный мир решил, что, написав заявление на своего бывшего, девушка стала стукачкой. А такого в преступном мире не прощают. Более того, у нее есть доказательства: человек в темных очках, она видела его у подъезда. Разве будет носить темные очки человек, не замышляющий преступление?!

«Девушки боятся уходить»

— Из хорошего: спасали 1 сентября девочку Катю, — рассказывает Наталия. — Помогли забрать вещи, но в квартире не оказалось кота. Позже бывший Кати написал, что кот выпал из окна. Коту плохо, он в крови, но пусть Катя одна приходит, иначе будет плохо и коту, и Кате, и всем. Мы не вели переговоров с террористами. Утром квартира оказалась заперта. никто не открывал. Я позвонила 112, и там пообещали в случае чего прислать наряд «спасать кота». Караулили под окнами, есть ли этот… бывший дома. Попутно шли переговоры с ним по телефону. Наконец он согласился отдать кота, мы предупредили ветеринаров в ближайшей клинике и помчались за котом. Бывший был не рад нам, но кота отдал. Мы побежали к ветеринару, кот оказался здоров и все закончилось хорошо.

А из плохого — то, что большинство жертв не готовы уходить от своих агрессоров. Многие запросы в фонд звучат так: «Помогите изменить себя так, чтобы он меня не…»

  • Не бил.
  • Не насиловал.
  • Не считал ничтожеством.

С такими девушками психологи фонда Олеся и Виктория проводят бесплатные сеансы психотерапии в шелтере

Это невероятно важно — сделать такую возможность, чтобы жертва могла разрешить себе уйти от преступника

По официальной статистике, в 2018 году было зарегистрировано чуть более 12 тысяч женщин, потерпевших от мужей. В этом же году было зафиксировано 3260 тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений.

Это сильно заниженная цифра. Она не включает в себя таких «сожителей», как избивавший Ирину Яша. Не включает в себя тех, кто забрал заявление под давлением собственных страхов или внешних обстоятельств. Не включает, в конце концов, тех, кто годами живет, боясь не то что заявление в полицию подать — уйти от насильника.

И нужно работать не с наказанием насильника — оно достаточно четко и ясно прописано в Уголовном кодексе.

«Женщина изнасиловала мужчину? Да как такое может быть!»

— Много ли мужчин страдает от домашнего насилия в России и вообще в мире?

— На эту тему нет официальной статистики, женское насилие почти никак не фиксируется. Также оно не воспринимается как что-то серьезное. Помните, раньше было много анекдотов, юморных зарисовок на эту тему? Например, жена встречает мужа со скалкой. Поэтому женское насилие в обществе до сих пор предстает чем-то допустимым.

А сами мужчины о нем практически не говорят, потому что это стыдная тема. Когда насилие проявляется по отношению к женщине, она не перестает быть женщиной. Когда проявляется насилие к мужчине, он сразу теряет статус — в своих глазах и глазах других людей. 

— О сексуальном насилии тем более не принято говорить?

— «Женщина изнасиловала мужчину? Да как такое может быть, он точно получил удовольствие». За границей выделяют такой вид насилия, когда женщина использует мужчину сексуально, чтобы забеременеть. И большинство людей могут так это оценивать: а что тут такого, от мужчины же не убудет? Но это действительно тяжелая ситуация, когда ты, сам того не желая, становишься отцом. 

Много ситуаций, которые воспринимаются как что-то обыденное, а на самом деле это насилие над мужчиной

И очень важно, чтобы у мужчин была возможность говорить про то, что с ними происходит, и не быть осмеянными

Пока у нас стереотип, что мужчина — это робот, которому все нипочем, — бей его, насилуй, а он стойкий солдатик, который все выдержит.

Но мужчины — такие же живые люди, и мужскую психику точно так же можно травмировать на всю жизнь.

— Мужчины у нас в стране обращаются за помощью или нет, по вашему опыту?

— Обращений от мужчин гораздо меньше, чем от женщин. Обратиться за помощью — значит признать, что ты пострадавшая сторона, тебе плохо и нужна помощь. А согласно стереотипам, мужчина должен быть сильным. 

Бывает, что мужчина обратился к психологу по другим вопросам, но тема насилия всплыла. И семьи, пары часто сами не понимают, что в их отношениях не просто конфликты, а самое настоящее насилие. И увидеть это могут семейные психологи, психотерапевты. И за позицией «мы хотим сохранить отношения» может стоять насилие.

— Если мужчина переживает женский абьюз сам, внутри себя, без поддержки, к чему это может привести?

— Это может продолжаться долго, бесконечно. Мужчина может закрываться, уходить в себя, сам поднимать руку на жену, и тогда начнется взаимное причинение вреда. Но мужчина также может избегать дома и семьи — задерживаться на работе, уходить на рыбалку, проводить много времени в гараже. 

Важно понимать: ситуация насилия, когда женщина позволяет себе поднимать руку, может нарастать, как снежный ком. И в какой-то момент женщина причинит мужчине серьезный физический вред. . Тяжелые отношения в целом могут отразиться на здоровье

Это, знаете, как тихая вода, в глубине которой бродят сильные течения. Вот и мужчина тихий, весь в себе, лишний раз не хочет разговаривать, просто уходит в себя. Пытаешься с ним заговорить, он резко и раздраженно отвечает. И обычно это говорит о тяжести внутри. Переживания отражаются на здоровье, у него начинает болеть сердце. И в какой-то момент происходит инфаркт, это нередкая история. Обратиться к психологу — это позаботиться не только о своем психическом, но и физическом здоровье

Тяжелые отношения в целом могут отразиться на здоровье. Это, знаете, как тихая вода, в глубине которой бродят сильные течения. Вот и мужчина тихий, весь в себе, лишний раз не хочет разговаривать, просто уходит в себя. Пытаешься с ним заговорить, он резко и раздраженно отвечает. И обычно это говорит о тяжести внутри. Переживания отражаются на здоровье, у него начинает болеть сердце. И в какой-то момент происходит инфаркт, это нередкая история. Обратиться к психологу — это позаботиться не только о своем психическом, но и физическом здоровье.

«Жена меня бьет». Мужчины — анонимно и честно о домашнем насилии

Фото: freeimages.com

Неэффективные меры

Штрафы — это наказание и для потерпевших, так как они выплачиваются из семейного бюджета.

Если ввести высокие штрафы, это приведет к тому, что пострадавшие будут всеми силами скрывать факт насилия.

Коррекционные программы для агрессоров. Эта мера, несмотря на свою высокую стоимость, не имеет выраженного эффекта. По мнению опрошенных экспертов, такие программы могут быть эффективными, только если сам агрессор всерьез готов изменить себя. Кроме того, программы могут научить агрессора, как обойти закон, продолжая насилие. Суды в Шотландии, например, больше не посылают агрессоров на курсы управления гневом, потому что источник домашнего насилия — не гнев, а желание контролировать своих партнеров и близких.

Медиация. Все виды медиации показали низкую эффективность в процессах по семейным делам. Медиация скорее стирает историю, чем решает проблему. Участникам приходится соглашаться, что «все будет хорошо» и сотрудничать ради детей. Но насилие будет продолжаться, пока агрессор не видит для себя никаких последствий. Оно будет нарастать по тяжести, как показала практика исследованных стран.

Различные институты примирения. В Украине все еще применяется старая практика примирения жертвы и преступника. В таких случаях дело закрывается под давлением судьи и прокуроров, которые зачастую стремятся «сохранить семью». 50% дел о домашнем насилии в Украине заканчивается мировым соглашением. Полицейские могут пугать жертву тем, что «у детей будет судимый отец», их матери — рассказывать, что их тоже всегда били, и женщины поддаются уговорам. Насилие по большей части не будет уменьшаться либо будет принимать все более жестокие формы. Положительный пример — США, где примирение в таких делах запрещено.

Сама подвергалась насилию, а теперь «бьет» первой

— Расскажите о женщинах, которые обращаются к вам за помощью после того, как подвергали насилию своих партнеров.

— К моему коллеге пришла клиентка с таким запросом. У нее новые отношения, и она чувствует, что угнетает своего партнера, обижает. Она не хочет этого делать, но в прошлых ее отношениях сама подвергалась насилию и чувствует, что теперь настолько напряжена и насторожена, что «бьет» первой. И она сказала: «Я хочу преодолеть тот опыт и стать более естественной и спокойной, чтобы этого человека не обижать». У нее было сильное чувство вины, потому что она понимала, что парень здесь вообще ни при чем.

Я тоже сталкивался с кейсами, когда женщина заявляла о своем насильственном поведении по отношению к партнеру. Чаще всего выяснялось, что либо в текущих отношениях она подвергается насилию, или же в предыдущих отношениях. Иногда таким пациенткам помогает психологическая реабилитация. В ряде случаев этого может быть достаточно для того, чтобы пострадавшая женщина перестала воспроизводить насилие. Хотя так бывает не всегда.

— Что нужно, чтобы человеку удалось помочь?

«Зачем вы миндальничаете с агрессорами?» Психолог, который работает с теми, кто бьет

— Многое можно исправить, если человек этого хочет. Если он готов трудиться, узнавать о себе новое, в том числе неприятное и осуждаемое другими людьми, сталкиваться с самим собой, видеть, как и почему совершал то, что причиняло боль близким. И если на все это хватит сил, то шансы скорректировать свое поведение весьма велики. 

— Неважно, мужчина это или женщина, верно?

— Когда мы говорим о консультировании, то говорить о гендере не вполне корректно

Целесообразнее рассматривать то, как человек был социализирован, воспитан, и не столь важно, каков его пол. . Например, есть люди, социализированные по мужскому типу

Им свойственны логичность мышления, решительность, стойкость, нечувствительность и прочие качества, традиционно приписываемые мужчинам. Люди с таким опытом воспитания чаще склонны решать вопрос с помощью силы, а нередко — и с помощью насилия. 

Например, есть люди, социализированные по мужскому типу. Им свойственны логичность мышления, решительность, стойкость, нечувствительность и прочие качества, традиционно приписываемые мужчинам. Люди с таким опытом воспитания чаще склонны решать вопрос с помощью силы, а нередко — и с помощью насилия. 

Важно понимать, что сила и насилие — разные вещи. Тогда и механизм формирования насильственного поведения у них точно такой же, как и у мужчин, которые социализированы по мужскому типу

И такие женщины не редкость.

— Если они применяют насилие, то в отношении каких мужчин?

— Я бы не стал выделять тип мужчин, к которым чаще применяют насилие. Иначе это перекладывание ответственности за насилие, или виктимблейминг, как пишут в англоязычной литературе. 

Но можно говорить о том, что мужчины, склонные к некоторой пассивности, с высоким уровнем тревоги, сомневающиеся в себе, имеют больше шансов на то, чтобы оказаться под насильственным воздействием. Полагаю, это справедливо и для женщин.

Насилие в семье законодательство РФ

По факту, в УК РФ насилие в семье является физическим вредом здоровью человека, при этом, как произошедшим или же потенциальным. Преступление характеризуется, если были нанесены удары, побои, ранения и т.д. при применении физической силы, либо оружия, как холодного, огнестрельного, так и подручных средств. Также учитывается воздействие на организм человека, не причиняя вреда наружному покрову. Это может быть, например, отравление.

Существует также и такое понятие, как психологическое насилие в семье. То есть, когда жертва находится в постоянном страхе, ее запугивают, при этом применяя физическую силу. Этот тип насилия может привести к душевным и психологическим травмам. Нередко это происходит при удержании человека в неволе, то есть, свобода личности ограничена.

Связь между физическим и психологическим насилием тесна, ввиду того, что при физическом воздействии жертва в любом случае получает моральную травму. Так и наоборот, при моральном насилии причиняется физический вред здоровью, пусть порой и незначительный.

Многих интересует вопрос, к какому типу ответственности относится сексуальное насилие. Ведь в уголовно-правовом кодексе непосредственно этой формулировки нет. Конкретно это преступление относят к причинению физического вреда здоровью, посягательству на жизнь, здоровье и неприкосновенность лица. Отсюда вытекает и психологическое насилие ввиду посягательства на честь и достоинство.

Насилие в семье может рассматриваться по статьям Конституции Российской Федерации и Семейного Кодекса. Потому жертва обращается, либо в суд,либо в органы опеки и попечительства, и далее возбуждается и производится гражданское или уголовное дело.

К сожалению, реально действенных правовых норм защиты неприкосновенности граждан практически не существует на сегодняшний день. Потому и меры наказания не всегда могут сработать, даже если насилие в семье, жестокое обращение с детьми или женщинами и стариками имело место.

В будущем картина должна разительно измениться, так как, как гласят последние новости, Госдума и Верховный Совет делают все возможное, чтобы сблизить российское законодательство с международной правовой практикой. Это напрямую коснется Уголовного и Семейного Кодекса.

Про соседей и традиционные ценности

Как реагировать, если слышно, что у соседей драка, муж бьет жену – непростой вопрос. Он вообще о том, насколько общество отвечает за то, что происходит у соседей. И это тема для отдельного большого разговора.

Меня давно выводят из равновесия словосочетание «традиционная семья» и фразы, что ее нужно укреплять. Ладно еще в светских документах, но когда подобное звучит и в церковных! Что такое традиционная семья? Традиционная для какого времени, для какого конкретно места? Для Брянщины или для Кубанщины, или для поморов, или для сибирских казаков, или для народов России, для которых характерно многоженство? Это традиционно крестьянская семья или традиционно дворянская семья, или традиционно купеческая семья, или семья духовенства?

Насилие в семье над детьми

Многие и представить себе не могут, что родители могут избивать своего ребенка, причем, речь не идет о том, что отец «дал ремня» сыну за ту или иную оплошность. Речь идет о систематическом избиении, внушении страха, оскорблениях и так дальше.

Страшно, когда оба родителя так относятся к ребенку, потому как они будут тщательно скрывать свои действия, и редко правда может всплыть на поверхность. Чаще один из родителей может прибегнуть к физическому насилию. В этом случае мать должна незамедлительно действовать, а именно, обращаться, либо в полицию, либо в соответствующие социальные службы для сбора всех необходимых доказательств для лишения отца родительских прав и последующего наказания. К сожалению, многие женщины просто терпят, опасаясь отца своего ребенка.

Мы говорим именно о насилии со стороны мужчины, а не женщины, так как это более частые случаи.

Терпеть такое нельзя, как минимум из-за того, что помимо физических травм ребенок получает и психологические, а это чревато последствиями в будущем.

Сексуальное насилие над ребенком

Это отдельная тема. Это уголовное наказание без вариантов. Опять же, по статистике, огромный процент подобных деяний остается безнаказанным ввиду умалчивания со стороны второго супруга, ну, или неведения. Часто при сексуальном насилии, лицо запугивает жертву, либо пользуется его доверием. И правда, даже если и всплывет, то не скоро. Но жизнь ребенка будет испорчена раз и навсегда, и чтобы ее наладить, потребуется помощь специалистов, и лечение будет продолжительным.

Как же быть, если вы подозреваете, что ребенок подвергся насилию? В первую очередь необходимо обратиться к специалисту. Специальные центры с соответствующими врачами, психологами и социальными работниками, задача которых — выявить проблему так, чтобы не навредить психике ребенка, а также собрать все необходимые доказательства для последующего обвинения гражданина, совершившего насилие или домогательство.

Насилие со стороны няни

Быть молодыми родителями прекрасно. тем не менее, не всегда даже один их них может находиться дома. Чтобы содержать семью, мать и отец вынуждены ежедневно работать. Хорошо, если на помощь придут бабушки и дедушки, способные посидеть с ребенком. Но если такой возможности нет, родители вынуждены нанимать няню.

Тут уже вопрос безопасности возникает. Это сторонний человек, и неизвестно, как он себя поведет ребенком. Довольно часто и в этом случае встречается физическое насилие, запугивание и так дальше. Чтобы пресечь это, как минимум, родители должны установить камеры видеонаблюдения по квартире или дому для того, чтобы фиксировать все действия няни и ребенка.

Помощь возможна?

Возвращаясь к тому, что называют «семейным насилием» – помощь, в том числе священника, здесь возможна, но она всегда очень индивидуальна. Другое дело, что не всегда у священника есть возможность подобные процессы наблюдать. Мужчина не будет в этом каяться в большинстве случаев, если он идет по этому пути. Он просто не понимает, что делает что-то неправильно, он уверен, что это по-христиански – ломать жену об колено. Это ведь отец Андрей Ткачев сказал. И женщина не говорит, ей тоже кажется, что она по-христиански смирилась. Как правило, всё всплывает уже в достаточно запущенных стадиях.

И тогда можно помочь семье, если оба супруга захотят изменить ситуацию. Не всегда можно нормализовать отношения. В некоторых случаях единственный выход – развод. Потому что главной целью брака, как и всей нашей жизни, является спасение души. Конечно, очень сложно понять грань между смирением, которое действительно помогает спасать душу, и наоборот – уничтожением, когда душа гибнет от этой ситуации. Но, бывает, эту грань можно разглядеть.

Мы всё время говорим о физическом насилии – оно просто более заметно, его крайние проявления внешне ужасны. Но разве менее ужасно психологическое, духовное насилие над личностью, то, которое осуществляется многочисленными манипуляторами, и люди уничтожают личности друг друга во вполне православных семьях? И в крайних проявлениях здесь могут быть тоже трагические ситуации. Но об этом говорится почему-то реже.

«Почему замечательный муж, отец нашего маленького сына стал меня бить?»

Виктимология — наука, которая изучает, как человек становится жертвой преступления. Не стоит путать с виктимблеймингом — огульным осуждением жертвы. Разумеется, когда речь идет о преступлении, виноват насильник. Но что именно произошло? Это и изучает виктимология.

— Десять лет назад я искала для себя ответ на вопрос: почему мой замечательный, хороший, любимый муж, отец нашего маленького сына стал меня бить. Или душить. Или угрожать. Как же так, что я сделала не так, в чем я виновата? —  спрашивает Наталия Никифорова.

Для нее этот вопрос был вполне предметным. Она вышла замуж по любви за хорошего человека и родила ему сына. Ее муж был действительно неплохим человеком, после развода у них сохранились нормальные отношения, его любили друзья, обожала тусовка. Но он начал Наташу бить. И душить так, что грудь разрывалась от нехватки водуха.

— Моя мама говорила, что я неудачница и даже замуж не могла выйти нормально.

Друзья за редким исключением делали вид, что ничего не знают, и не выноси сор из избы. Нет дыма без огня, ты-то не ангел, поди. Я не ангел, но я забрала полугодовалого детеныша и уехала к подруге. Думать над ситуацией в безопасном месте.

Отметим, что не у всех есть такая возможность — думать над ситуацией в безопасном месте. Наталии повезло. Ситуация домашнего насилия — страшная, травмирующая. Осознать ее изнутри тяжело — потому и не уходит большинство женщин, получающих побои от мужей. Легче извне, в безопасном месте оценить риски. Для этого и нужны шелтеры, фонды, некоммерческие организации, помогающие попавшим в беду женщинам.

— Думать было больно, но необходимо. Ладно, сказала я. Не получается как баба, давай как специалист. Юрфак оканчивала? Криминологию помнишь? Вот там была такая отрасль, виктимология называется… как раз о том, как жертва провоцирует.

Так я стала виктимологом. Я получила свой ответ: я не была виновата. Не я решила, что можно в ссоре ударить или душить. Это был не мой выбор.

Мужчины боятся, что их посчитают слабыми

— Что такое насилие в семье, в вашем понимании?

— Есть разные определения, мне ближе это: насилие — узурпация свободы воли. Ключевой признак — наличие унижения. Человек может чувствовать себя униженным, даже когда другой намеренно его не унижал. Тогда для первого насилие есть, а второй считает, что его не совершал. 

Например, муж и жена много лет вместе, он успешен в бизнесе, но при этом — боится глубины. А она любит море, дайвинг. Семья едет отдыхать, и она уговаривает его на погружение. Он жутко боится, но соглашается. Когда он один раз пробовал отказать, она смеялась и унижала его

Теперь представьте, что он увидит ролик на YouTube о том, что важно говорить о своих чувствах, и решится попробовать. Скажет: «Мне страшно, поэтому не хочу»

Тогда она будет издеваться еще больше, потому что он сделает то, что не должен делать мужчина в ее представлении. Зная, что он не может себе позволить признаться ни в одном из страхов, она ставит его в ситуацию, в которой может им управлять.

— Это точно насилие? Может, просто семейный конфликт…

— Конфликт — это некий фон, на котором могут происходить разные вещи. Ссора — тоже фон, но обычно бесцельный, с выплеском эмоций. Конфликт или ссора могут происходить и без унижения другого, поэтому они не равны насилию. 

А вот подчинение другого плюс его унижение — это и есть насилие. 

— Возможно, многие мужчины не считают ситуации, подобные вашему примеру, насилием…

— Да, скорее всего, не считают. В нашей культуре быть объектом насилия — значит быть слабым, а мужчина слабым быть не должен.

«Он размахнулся ремнем, а я его под мышки, да и на постелю». Как Феодора Никитична насилие в семье победила

Мужчины не называют подобное отношение насилием, но зачастую ощущают именно его. 

Например, насилием может стать настойчивое желание женщины обсудить отношения. Ему кажется, что уже все тысячу раз обсудили. А ей все еще что-то надо проговорить.

Насилие всегда идет от сильного к слабому. И в этом примере более сильной можно считать женщину, потому что в области обсуждения чувств ее навык развит, скорее всего, лучше. И если это так, то мужчина может ощущать себя в слабой позиции, потому что понимает, что не может так же легко говорить о чувствах. Ему хочется выйти из этого разговора, но сделать это он не может. Потому что окажется тем, кто обесценивает чувства женщины.

Подавляющее большинство людей, с которыми я сталкиваюсь в работе, живут в мире, в котором «либо ты, либо тебя». Я не берусь судить, насколько это объективно — но в их реальности это так. И сказать о насилии в свой адрес для них значит признать себя слабым. 

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.